15:44 

Я, Ты и Третья мировая война

Adrilll
идеализм, начавший вести свою собственную жизнь
Я, ты и третья мировая война.

Автор: Vivian
Переводчик: Adrill
Бета: Ray.Rutland
Ссылка на ориинал: You, me & world war three
Разрешение на перевод: получено.
Жанр: модерн!AU, кофейня!AU, hurt/comfort
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Трандуил/Леголас, Арагорн/Арвен, Трандуил/Торин
Предупреждения: использование нецензурной и сленговой лексики, в тексте содержатся сцены употребление алкоголя и наркотиков, хиппи-Арагорн, хипстер-Леголас, Трандуил – отчим Леголаса.
Краткое содержание: Бывают хорошие дни, бывают плохие, но еще есть и никакие. Как будто бы ему было мало общения с грубыми хипстерами до восьми вечера (именно до восьми, ведь так устроена жизнь в Берлине), так была еще одна проблема. Упомянутая проблема как раз зашла внутрь. Она была 192 сантиметра ростом, хитрым образом упакованных в костюм от Бёрберри.
От переводчика: Для Tagarela, :) Надеюсь, я еще не опоздала, и ты пока что не прочла шедевр.
Я чувствую себя виноватой, что так затянула с переводом: фик обсуждался тут еще в феврале, но внезапно напал реал, от которого не получилось быстро отделаться, посему прошу прощения!:shuffle::shuffle2::shy2:

1
Бывают хорошие дни, бывают плохие, но еще есть и никакие.
К тому моменту, как он добрался до «Бальзак-кафе», он уже опаздывал на 15 минут. Быстро переодевшись в рабочую форму, Леголас послал коллеге-баристе лучезарную улыбку, когда тот обернулся.
«Я все видел» - он услышал, как Арагорн хмыкнул за его спиной, но не отреагировал. На это не было времени.
Он работал в «Бальзак-кафе» уже третью неделю, и с каждым днем ненавидел это место все больше.
Словно ему было мало общения с грубыми хипстерами до восьми вечера (именно до восьми, ведь так устроена жизнь в Берлине), так еще была еще одна проблема.
Упомянутая проблема как раз зашла внутрь. Она была 192 сантиметра ростом, хитрым образом упакованных в костюм от Бёрберри. Трандуил шагал так, словно был на подиуме – это было чем-то вроде его отличительной черты, так же как и задранный вверх подбородок, нос, гостящий где-то в кокаиновом раю, и эти чертовы чрезмерно большие брови (с этим, впрочем, он бы никогда не согласился).
- Чтоб тебя… - одними губами проговорил Леголас, когда отчим приблизился к нему. Выражение лица Трандуила не изменилось, ни один мускул не дрогнул на его накачанной ботоксом физиономии. (Вообще-то, Леголас не был стопроцентно уверен насчет ботокса, но ему нравилось так думать).
В очереди перед Трандуилом было еще три человека, но Леголас уже был раздражен сверх меры. Он выдавал кофе резкими, отрывистыми движениями. И он знал – Трандуил это заметит. Конечно, заметит. Вообще-то отчим мог бы сходить в другую кофейню, например, ту, что прямо напротив его офиса. Но нет, он предпочитал прогуляться пять минут и нанести пасынку визит. Трандуил знал, как высоко Леголас это ценит.
Он даже не попытался выдавить улыбку, когда поднял взгляд на лицо отчима.
- Ну?.. – спросил он, приподнимая брови.
- Манеры, - напомнил ему Трандуил и грациозно убрал назад свои длинные волосы цвета шампанского.
Леголас поднял брови еще выше. Губы Трандуила лишь чуть изогнулись, когда он вытащил кошелек.
- Кофе с молоком, - сказал он, постукивая подушечкой длинного тонкого пальца по губам. – И чизкейк. С собой.
- Не кекс с ромом и вишенкой? – спросил Леголас и повернулся к эспрессо-машине.
Трандуил не ответил, но Леголас был уверен, что подначка достигла цели. Он так любил подкалывать отчима, ведь тот имел столько разных привычек, каждая из которых была достойна подколки.
Он наполнил стакан, нацарапал что-то на крышке и передал Трандуилу. Не удостоив пасынка взглядом, Трандуил расплатился, забрал чизкейк и кофе и осторожно сделал глоток. Чувство теплого удовлетворения, затопившее Леголаса изнутри, когда Трандуил едва не выплюнул кофе обратно, было бесценно. Он резко обернулся к нему, черные брови сошлись на переносице.
- Это что такое? Я же сказал, что хочу…
- Нет в наличии, - Леголас пожал плечами, устремляя на отчима свой лучший «бери-что-дали-или-оставь-и-проваливай» взгляд. Трандуил отвернулся и оставил стакан на стойке. Леголас незаметным движением спрятал его за стойку, оставляя на потом. Все это означало отсутствие машины как минимум на всю следующую неделю.
Оно того стоило.
- Иди работай, - Арагорн ткнул его локтем в бок и ухмыльнулся.

Следующий день был хуже во всех аспектах. Как и ожидалось, пришлось добираться до школы на автобусе. На том самом автобусе, который всегда приходит слишком поздно, чтобы можно было успеть на урок, на котором на самом деле совсем не хочется быть. И как следствие – привет, дополнительное домашнее задание по химии. Господи прости, если кто и распоряжается его жизнью, то явно не он сам. По крайней мере, не сейчас. «Сейчас» началось три недели тому назад, когда отчим решил, что ему стоит проявлять к Леголасу больше отцовских чувств (речь сопровождалась сухим смешком) и сильно урезал его карманные расходы. «Пришло время быть ответственным взрослым» - сказал Трандуил, слегка склонив голову. В руке он держал бокал вина.
Итак, возможности было всего две: обходиться без денег или пойти работать. Свитера от “Boy London” и походы по клубам должен был кто-то оплачивать, и поэтому, он выбрал второе.
Сейчас в кафе был аншлаг, и двое людей говорили с ним одновременно, и поменяли свой заказ как минимум дважды. Придурки, сперва решите, что вам нужно, а потом уже открывайте рты.
Рука Арагорна успокаивающе опустилась ему на плечо, всего на секунду. Каким-то образом это помогло взбодриться. Слегка. Леголас принял заказы (Трандуил бы одобрил его подбор слов) и продолжил работать.
На часа была уже половина пятого, его обычное время. Может прийти в любую минуту.
Как Леголас уже думал раньше: этот день хуже во всех аспектах. Потому что сегодня Торин Дубощит тоже нанес ему визит. Пожалуй, тут было над чем поразмыслить.
Дубощит работал в суде, как и отчим Леголаса, правда, на конкурирующую фирму. Их с Трандуилом отношения имели давнюю историю. Такую историю, которая включает в себя Трандуила, пьющего марочное вино всю ночь и смотрящего документальные фильмы о косатках, пока Леголас пытался выскользнуть из дома на вечеринку в четверг вечером. Такую, что заставляет Трандуила лишать его автомобиля на две недели кряду, даже не подняв на него глаз. В общем, типичные отношения прокурора и адвоката.
Дубощит был невысоким человеком, но недостаток роста компенсировали крупная угловатая фигура и объемные мускулы, угадывающиеся под костюмом от Тома Форда (о, Трандуил возненавидит его за костюм!). У него была ухоженная черная борода, тонкие губы, слегка крючковатый нос и пронзительные темно-голубые глаза. А также самый резкий и глубокий голос из всех, что Леголас когда-либо слышал. Тембр был довольно приятный, вынужден был он признать.
Дубощит встал в очередь, и ровно секунду спустя в кафе зашел Трандуил. Как нехорошо. Он встал позади Дубощита, не заметив его, глаза его смотрели куда-то поверх прокурорской головы.
- Вашу мать… - пробормотал Леголас, и Арагорн, выходя из кухни, удостоил его встревоженным взглядом. Леголас кивком головы указал на двоих в очереди, и Арагорн изогнул бровь. Точно. Он же пока ничего не знает. Ничего, узнает совсем скоро.
Торин заказал капучино и кусок клубничного торта. Простой элегантный выбор для человека, любящего сладкое.
- С собой? – спросил Леголас, и покосился на Трандуила.
- Нет.
- Хорошо, секунду…
Торин отошел в сторону, пока Арагорн готовил его капучино.
Леголас взглянул на отчима с легкой тенью счастливейшей улыбки на лице.
- Тоже капучино? – спросил он.
- Латте макиато. С обезжиренным молоком.
- С собой?
- Нет.
- Пирожное?
- Не будь назойливым, Леголас. Просто дай мне мой кофе, - вкрадчиво проговорил Трандуил. От низкого бархатного звука по спине у Леголаса пробежали мурашки.
- Хорошо, - пробормотал он.

Они наблюдали за посетителями издали.
- Так они конкуренты, твой отчим и этот чувак? – Арагорн усмехнулся и облокотился на стойку.
- Это преуменьшение.
В кафе было мало народа, и им были прекрасно видны обе соперничающие стороны, разместившиеся по разным углам. Черные как смоль брови Дубощита сошлись на переносице, пока он сосредоточенно ел свой торт. Трандуил изящно перемешивал ложкой свое латте, словно дирижировал арией Вивальди.
А затем это произошло. Они посмотрели друг на друга.

«О», - произнес Арагорн.
В этом взгляде было так много негодования, горячего, как вулкан, и холодного, как ледник. Трандуил едва заметно наклонил голову, волосы последовали его движению. Уголки его рта едва заметно приподнялись. Узнал.
Брови Торина сошлись еще теснее, скрытые в его взоре ярость и гнев усилились в тысячи раз.
- Ты только посмотри на них. Флирт, основанный на ненависти… - сказал Леголас.
- По мне, так это… просто ненависть, - ответил Арагорн.
- Нет, нет, там замешана страсть.
- Похоже, тебе это не по нраву, - Арагорн положил руку ему на плечо.
- Я ненавижу его, - выдохнул Леголас со всей возможной злобой, которую он только мог собрать.
- Кого? – спросил Арагорн.
- Обоих.
Арагорн тихо рассмеялся.
- Нечего ржать, - сказал Леголас. – Ты не знаешь, что это означает для меня.

Когда Трандуил вернется домой сегодня вечером, он будет нетрезв, Леголас уверен в этом. Реально нетрезв. А когда Трандуил пьян, он становится еще большей истеричкой, чем обычно. Драматический смех, хлопанье дверьми со всей силы и все такое. Ругань с соседями… О боже. В прошлый раз он не только послал их к чертовой матери, после того, как они позвонили в дверь четвертый раз подряд, но еще и… Леголас припомнил точную фразу, что-то вроде «вы просто грёбанные ублюдочные мрази в жутком тряпье, попробуйте, что ли, Луи Вюттон для разнообразия» - с этими словами Трандуил просто захлопнул дверь у них перед лицом. Угадайте, кому впоследствии пришлось иметь дело с полицией? Правильно, Леголасу.
Сегодня будет то же самое или документальные фильмы про животных.
- И что же это означает для тебя? – Арагорн приподнял одну бровь.
- Надеюсь, пингвинов.

Леголас наблюдал за ними еще некоторое время: внимание обоих юристов вновь было обращено на кофе. Он с удовольствием принял предложение Арагорна пойти и убрать со столов за него. Арагорн единственный из его знакомых не боялся его отчима-адвоката. Теперь Леголас наблюдал за ним. Арагорн меланхолично протирал столы с легкой улыбкой на лице. Сперва он забрал чашку и тарелку у Торина, затем направился к Трандуилу.
Леголас не удержал ухмылки, когда Трандуил смерил Арагона взглядом. О, Трандуил просто олицетворение неодобрения.
Он проследил взгляд Трандуила на грязные ногти Арагона и нахальную улыбочку, которую бариста адресовал Трандуилу и которую тот подчеркнуто проигнорировал.
Вечная щетина у Арагорна на подбородке, ничем не удерживаемые темно-коричневые волосы, то, как он всегда закатывает рукава. И факт, что, будучи в возрасте, приближающемся к сорока (это означало, что он старше Трандуила), Арагорн все еще работает бариста. А также то, что это Арагорна совершенно не смущает, более того, ему на это совершенно похер. Да. Трандуил определенно его возненавидел.
Не то чтобы Арагорну было до этого дело. И это только делало ситуацию хуже.
Леголас гордился тем, что Арагорн его начальник.

Когда они закрывались этим вечером, была уже половина девятого. На улице еще не стемнело, но фонари уже зажглись. Леголас тихо вздохнул и забросил на плечо старый кожаный рюкзак.
- До встречи в понедельник, - сказал он Арагорну, и они коротко обнялись, похлопывая друг друга по плечу.
- Не напивайся слишком сильно, - ответил Арагорн и усмехнулся.
- Передай от меня привет Арвен. И скажи, что она может переехать ко мне в любое время, если уйдет от тебя.
- Такого точно не случится, - сказал Арагорн, подмигивая.
Их пути разошлись, Леголас направился к метро, на ходу надевая наушники, и включил в плеере „Friday I’m in love“ The Cure.
Полчаса спустя он уже был дома. Спустя два часа – в течение которых он перекидывался смсками с разными людьми на предмет потусить этим вечером, но ни у кого не было времени – он услышал хлопок входной двери, а затем шаги в гостиной.
«Странное дело, - подумал он. –Жить с человеком, которого едва знаешь». С тех пор, как мать умерла три года тому назад, Леголас чувствовал себя каким-то лишним. Можно было подумать, что он просто тоскующий одинокий ребенок, и конечно же, у него бывали периоды, когда накатывало мрачное настроение. И конечно же, он хотел бы, чтобы мама была сейчас с ним. Но он продолжал жить, каждый день с того самого дня. Он рано понял, что жизнь всегда продолжается, несмотря ни на что. Жизни в целом похер на все.
Его отец ушел, когда ему было десять, просто ушел. Зная его, Леголас мог предположить, что его вполне возможно уже нет в живых. Отец брал его с собой в приключения. Всегда грандиозные и волшебные.
Однажды, когда они ехали домой, Леголас указал пальцем в небо и сказал отцу, дрожащим от восторга голосом, что там воздушный шар. Без долгих разговоров отец сменил план с возвращения домой на следование за воздушным шаром. Это была их Погоня за Одиноким Воздушным Шаром.
Он рассказывал ему истории перед сном и перед завтраком, а между этими – еще множество историй. Об индейской девочке Маленькая Форель, которая построила систему водоснабжения для своего племени, про птерозавра, который мог лететь на сверхзвуковой скорости. А еще читал ему вслух: «Остров Сокровищ», когда Леголас заболел на зимних каникулах, и под действием высокой температуры слова превращались для него в картинки; читал и «Принца Вэлианта», когда снова начались школьные будни. И Леголас все еще помнил, помнил истории о Поющем мече и Туманных островах, где Вэл встретил Алету – серия комиксов о Принце Вэлианте все еще стоит в его книжном шкафу.
А потом отец ушел и не вернулся. Это научило мальчика тому, что много всякого дерьма случается с самыми разными людьми. И что испытывать боль – это нормально. Это формирует людей. Делает их теми, кто они есть. И ему нравится то, кем он стал.
Он жил вдвоем с матерью, которую любил, но она не понимала его. Сейчас Леголас понимал: ему стоило больше ценить ее.
Мать встретила Трандуила всего за год до смерти. Он пробудил в ней что-то, что заставило ее расцвести. Она была высокой, светловолосой женщиной с сияющими голубыми глазами. Трандуил скорее был похож на ее брата, чем на любовника, но каким-то чудесным образом они хорошо смотрелись вместе. Трандуил был совсем другим тогда. И, хотя они не были женаты, для него было очевидным, что Леголас останется жить с ним.
Трандуил изменился после ее смерти. Или, может, вернулся к тому, каким он был до встречи с ней. Он мог быть пленительным и очаровательным, если хотел. И определенно знал, как взаимодействовать с миром. Скоро Леголас узнал, насколько отчим жесток и резок, и не имеет проблем с тем, чтобы защищать в суде тех, кто совершенно однозначно виновен. «Их жизнь – не мое дело» – говорил он.
А еще Трандуил имел парочку-другую дурных привычек, о которых, Леголас уверен, мать даже не подозревала.
Он как будто бы жил под одной крышей с незнакомцем, который позволил ему обитать в своей квартире, оплачивал его школу и прочие расходы. Оплачивал вплоть до того дня три недели назад. В глубине души Леголас понимал, что возможно, Трандуил был прав, перестав выдавать ему деньги на карманные расходы, но все равно был взбешен. Потому что у Трандуила была, мягко говоря, не маленькая зарплата, да и сам он вовсе не вел жизнь аскета. Леголас подозревал у отчима какую-то профессиональную болезнь адвокатов, что заставляет их любить дорогие костюмы и выставлять себя напоказ.
Трандуил очень заботился о своей внешности. Самовлюбленный мудак.

В дверь постучали, и Леголас едва не подпрыгнул. Затем Трандуил вошел, не дожидаясь приглашения. Козел.
- Ты знаешь, у меня есть право на личное пространство, - сказал он и обернулся к отчиму.
- Нет у тебя никаких прав, пока ты живешь в моей квартире и ни за что не платишь, - Трандуил огляделся вокруг, скользнул взглядом по постерам с Боуи и The Cure, фотографиям Сас и Оскара, прикрепленным к стене, и картинке с полуобнаженной девушкой рядом с монитором компьютера. На полу была разбросана одежда Леголаса, и прошло уже порядочно времени с тех пор, как он последний раз относил тарелки обратно на кухню.
- Прекрати, - сказал Леголас и поднялся на ноги.
Трандуил держал бутылку вина в руке, и сейчас приподнял ее с еле заметной улыбкой на лице.
- Да ладно? Решил поделиться своим драгоценным алкоголем?
Трандуил проделывал такое очень редко.
- Есть повод праздновать, - сказал он и вышел из комнаты. Леголас следовал за ним по пятам. Может быть, отчим у него и козел, но вино всегда выбирает хорошее. Леголас не отказался от бокала или двух.

Трандуил сел на диван, возложив одну руку на спинку. Галстук свободно болтался у него на шее, а верхние пуговицы рубашки были расстегнуты, являя взгляду бледную стройную шею. Его пиджак аккуратно висел на спинке стула.
Трандуил улыбался во все 32 зуба, пока щедро разливал вино по бокалам.
- Что за повод? – спросил Леголас, взяв бокал.
- Выиграл то дело против Дубощита, - Трандуил сказал это ровным тоном, но можно было быть уверенным – он злорадствует. Раз уж даже вином решил поделиться... Теперь Леголаса не проведешь.
- Поздравляю, что ли… - пробормотал Леголас и попробовал вино.
- Ты собираешься пойти куда-то сегодня? – зачем-то спросил Трандуил.
- Хотел. Но не нашел компании, - ответил Леголас со вздохом.
Отчим негромко хмыкнул.
- Ты мог бы обратить внимание на учебу, - усмешка Трандуила явно давала понять: он в курсе, что это последнее, что пришло бы Леголасу в голову. – Нет? – Трандуил изогнул одну из густых темных бровей и склонил голову, перебросив волосы через плечо. – Возможно, назначить свидание с девушкой?
Леголас фыркнул.
- Тогда с парнем?
- Трандуил! – оборвал его Леголас, чувствуя, как краснеют от смущения щеки. Он не вынесет этот с-кем-ты-встречаешься разговор прямо сейчас.
- В чем дело, дорогой? Я не могу задать тебе вопрос?
Очевидно, эта беседа доставляет Трандуилу огромное удовольствие.
- Нет. Ты мне не отец, и у тебя нет никаких прав устраивать мне этот родительский допрос!
Трандуил улыбнулся, обнажив зубы, и рассмеялся. От этого низкого звука по спине бежали мурашки. Наверное, лучше уйти сейчас. Человек, сидящий напротив него, - настоящий хищник, а он вовсе не его чертова добыча.
- Неужели не хочешь поделиться со мной своими секретами? – последнее слово практически превратилось в шипение.
В следующую секунду Леголас был уже на ногах. Бросил короткий, полный сожаления взгляд на бутылку вина и развернулся, чтобы уйти. Было слышно, как Трандуил смеется у него за спиной. Гребаный маньяк.
- Слезь наконец с чертова кокаина! – прокричал Леголас прежде чем захлопнуть дверь своей комнаты.
Остаток вечера и весь следующий день он провел, запершись в своей комнате (просто на всякий случай), смотря телепередачи по сети. Выходил время от времени, только чтобы стащить из холодильника чего-нибудь пожевать и сходить в туалет. К счастью, Трандуил ни разу не попался ему на пути.
На часах уже была половина первого ночи, и Леголас подумал, что из пижамы уже можно и не вылезать, как телефон завибрировал, принимая сообщение от Оскара. Намечалась вечеринка. Ленивое и немного сонное настроение тут же сменилось предвкушением веселья. О боже, да, он должен напиться. На этот раз по-настоящему.
Они прибыли в клуб в половину третьего утра. Оскар прихватил с собой не-свою девушку Сас.
Оскар был высоким парнем с темными волосами, коротко остриженными с боков, но спадающими на глаза непослушными кудрями. У него были темно-карие глаза и красивые скулы. Миниатюрная Сас носила точно такую же стрижку, за тем лишь исключением, что ее волосы были розовыми. Она любила надевать кардиганы Оскара, которые были ей безбожно велики, леггинсы и модные в 90-х ботинки на платформе. Леголас улыбнулся им. Сам он приехал в мартинсах, узких черных джинсах и футболке Joy Division, рукава и ворот которой были обрезаны.
Они направились к одному из баров. Он был переполнен, запахи табачного дыма, духов и пота смешивались в горячем воздухе. Электронная музыка гремела в колонках на полную мощность, и на танцполе им приходилось кричать, чтобы слышать друг друга. Повсюду были люди, танцующие, смеющиеся, выпивающие. Многие из них были гораздо более раздетыми, чем они втроем, влажная от пота кожа блестела в дискотечных огнях, сменявших свой цвет с голубого на сиреневый, затем на розовый, зеленый и желтый.
В конце концов прорвавшись к бару Леголас заказал коктейль из водки и энергетика. В этот момент он был доволен, что выбрал работу в проклятущем кафе, иначе бы не смог напиваться здесь, а он любил это место. Клуб располагался в здании бывшей теплоэнергостанции, каждый из трех этажей которого был забит людьми до отказа. Стены здесь украшали метровой длины технические рисунки, и не было ни одного чертова зеркала, даже в сортирах.
Они пили и танцевали, и в какой-то момент Сас двинулась в направлении туалетов, таща Оскара за собой. Леголас же направился к бару, заказал две порции «Ягермайстера» и опрокинул их в себя в один прием. От этого руки покрылись гусиной кожей. Он направился обратно на танцпол. Вокруг крутилось несколько горяченьких девчонок и парочка симпатичных парней, но единственный, кому он хотел отдаться сейчас, был безумный ритм техно.
В голове ощущалось легкое приятное помутнение, музыка долбила по ушам, словно молот по наковальне. Движущиеся тела были повсюду вокруг него. Потная кожа.
И вдруг Леголас увидел его.
Он спускался по лестнице словно гребанный бог, задрав подбородок вверх и держа спину прямо. Длинные светлые волосы обрамляли его бледное лицо. Полуприкрытые глаза под ухоженными бровями, высокие скулы и ни тени улыбки на губах. Он был одет в нечто черное, полупрозрачное и слегка блестящее, без пуговиц и с широкими рукавами. Эта вещь была завязана вокруг бедер на манер домашнего халата. Несколько длинных украшений висели на его стройной шее, а через плечо была переброшена цепочка, оканчивавшаяся крохотной грёбанной сумочкой от Шанель.
Затем Трандуил начал двигаться. Ритм постепенно ускорялся, и его глаза закрылись, а руки поднялись вверх.
Бум. Бум. Бум.
Трандуил плавным движением откинул голову назад, губы распахнулись в стоне, утонувшем в музыке.
Леголас и не заметил, как сам перестал двигаться. В его мозгу просто не укладывалось, что перед ним его отчим. Он застыл, словно онемев, наблюдая за ним. А потом случилось неизбежное: Трандуил открыл глаза и увидел его.
В секунды преодолев расстояние между ними, он приблизился к подростку. Леголас отступил назад, затем еще и еще, пока не уперся во что-то спиной. Губы Трандуила растянулись в улыбке. Он был подобен дьяволу с полосками розового пластика в волосах. Унизанные кольцами пальцы уперлись в стену за спиной Леголаса, и Трандуил придвинулся еще ближе. Его расширенные зрачки смотрелись черными дырами в обрамлении темных изогнутых ресниц.
Он пах шампанским и табачным дымом и никогда ранее не был таким пугающим, как сейчас. Леголас чувствовал себя так, словно сердце у него может остановиться в любую секунду. Трандуил возвышался над ним, такой высокий, а затем слегка склонился ближе. Даже будучи навеселе он ухитрялся сохранять элегантность в движениях, в том, как он наклонял голову. Трандуил обвел его похотливым взглядом, – Леголас еще никогда не чувствовал себя настолько выставленным напоказ, – затем нехорошо усмехнулся и склонился еще ниже, так, что Леголас мог ощущать на своих губах его дыхание. Жар проник под кожу и распространялся по венам.
- Я буду делать с тобой всякие непристойности, - прошептал Трандуил, едва касаясь губами его уха.

@темы: Фанфикшн

Комментарии
2015-05-17 в 19:34 

HaGira
ох ты, какой Трандуил :hlop: :super:
спасибо :bravo:

2015-05-31 в 16:29 

delbee
Удивительно спустя два месяца вернуться к соо и увидеть этот текст. Отличный перевод, очень аутентичный. В общем, ради этого стоило потерпеть пару месяцев. Я почти забыла, какой Трандуил тут восхитительный. Большое спасибо, что работаете над текстом!

2015-05-31 в 23:26 

Adrilll
идеализм, начавший вести свою собственную жизнь
HaGira, спасибо!
Delirious Bee, да, я жуткий тормоз >___< спасибо за комплимент!
вторая часть на подходе

2015-06-27 в 00:17 

HellwoodHell
Чудесный перевод)) Большое спасибо, что взялись за этот прекрасный фик))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Elvenking of Mirkwood

главная